Почему не стоит бояться новых санкций

Российские банки списали 19 млрд рублей безнадежных кредитов в январе
11.03.2015
Россияне смогут въезжать в Турцию без загранпаспортов
12.03.2015

Почему не стоит бояться новых санкций

ermakovРадужные прогнозы Минэкономразвития и Центробанка РФ относительно 2015 года, которыми пестрели заголовки в начале 2014-го, сбылись с точностью до наоборот — вместо 2-3% роста ВВП страна сейчас переживает форменную рецессию. Ее пока признают только на уровне прогнозов, а с недавних пор разбавляют радужными прогнозами на 2016 год (по мысли тех же ведомств, мы должны будем «вырасти» на те же 3%, на которые, по прогнозам ЦБ, экономика РФ «упадет» в 2015-м) и до невероятности привлекательными перспективами 2017-го. При этом поставить точку в затянувшемся споре о том, что является главной причиной текущего падения российской экономики — внешние причины (санкции, падение цен на нефть, международная напряженность и по факту изоляция от внешних инвестиций) или совокупность внутренних проблем, которые наконец, взорвались, до сих пор никто в правящих кругах по-прежнему не решается, и небезосновательно.

Структурные проблемы модернизации российской экономики — давно не новость, и широко обсуждавшиеся сложности с момента прекращения роста — а именно с середины 2012 года — наконец, выразили себя в полной мере. Однако катализатором к этому была именно внешняя конъюнктура: падение цен на нефть и санкции.

В большинстве своем санкции особых проблем кроме психологических (коих в стране и без того хватает) не доставили. Закрыв доступ к оборудованию для нефтегазового и энергетического сектора, западные производители просто сделали его покупку ощутимо дороже, в некотором роде сблизив Россию с Китаем — теперь оно поступает в Россию через китайский шлюз. Продовольственное эмбарго, как ответ России Европе, также спровоцировало некоторый рост цен на импортную продукцию в России и некоторые признаки возможного приближения дефляции в развитых странах. Это, безусловно, стало фактором разгона инфляции, так как на фоне по факту все же случившейся заморозки тарифов естественных монополий и некоторых (хотя и условных) ограничений самостоятельности госкорпораций основные механизмы ее ускорения все же относятся к потребительскому сектору. Можно сколь угодно долго пытаться связывать падение национальной валюты с санкциями, но логическую связь тут убедительно обосновать пока никому еще не удалось. Сейчас становится понятно, что на рубль повлияли три основных фактора: действия спекулянтов (в основном, небольших фондов-нерезидентов, активно проводящих спекулятивные сделки на валютном рынке осенью-зимой 2014 года), умышленно ограниченная активность Центробанка РФ (цены на нефть упали, а бюджет надо как-то наполнять) и необходимость выплаты текущих корпоративных долгов западным кредиторам (если посмотреть на состав сделок на валютном рынке с октября по декабрь, можно отметить ряд весьма крупных и явно подготовленных сделок с участием крупных компаний с государственным участием). Если первые два фактора можно с некоторым преувеличением отнести к срочным временным мерам, смысл которых все же понятен не до конца, то третий фактор, по большому счету, и играет ключевую роль в ситуации, сложившейся сегодня в российской экономике.

Введение санкций против крупнейших финансовых институтов России, по большому счету, закрыло выход на рынки заемного капитала — сначала косвенно, а потом и прямо. Западные кредиторы наотрез отказались рефинансировать корпоративные долги, западные фонды в большинстве своем покинули Россию еще в начале 2014 года, а российские гособлигации прекратили покупать. Снижение их рейтинга со стороны Standard’n’Poors, наделавшее в свое время столько шума, к обвалу не привело; аналитики опасались, что инвесторы при доведении рейтинга до «мусорного» начнут массово продавать российские гособлигации — общая сумма продажи могла достигнуть $5,8 млрд, однако на деле ничего подобного не случилось — фонды, в том числе и американские, предпочли «держать». Если к Standard’n’Poors присоединятся Moody’s и Fitch, это вряд ли что-либо изменит (потому, наверно, они и молчат), потому что главное зло уже случилось — занимать за рубежом больше нельзя, ни государству, ни компаниям.

Именно это, по большому счету, и обрекло страну на долгую стагнацию, переходящую в рецессию. Дело в том, что российская экономика традиционно финансировалась за счет долга, что в свое время оказало огромную поддержку развитию рынка ценных бумаг. Мировой опыт показывает, что экономический рост без иностранных займов — особенно в корпоративном секторе (коль скоро государство, хоть его в бизнесе в России слишком много, само развивать внутренний рынок не может, иначе это плановая экономика) едва ли возможен. Объясняется это тем, что на развитие собственного производства и собственных технологий (то есть на то, что сейчас любят называть «импортозамещением») нужны деньги, причем «длинные». Бизнес, как малый и средний, так и крупный, всегда готов к расширению собственных возможностей фактически в любой индустрии (кроме, наверное, ресурсодобывающей, так как до тех объемов потребления, которые предоставляют нашим ресурсодобывающим компаниям зарубежные партнеры, российский рынок дорастет не скоро), но ему нужен капитал для развития.

В итоге импортозамещение, как вынужденная мера, пока результатов не дает, поскольку почти все производственные мощности — зарубежного производства, их необходимо обслуживать. Уровень социальных обязательств в России отнюдь не ниже большинства стран Восточной Европы, денег для развития брать неоткуда. Рыночные механизмы привлечения финансирования (кредиты, внутренний долговой рынок) весьма непривлекательны по той же самой причине — крупнейший игрок на финансовых рынках, ЦБ, больше фактически не играет, опасаясь инфляции. В итоге получается тупик: внешний государственный долг (всего-то в пределах 20% от ВВП) нужно не рефинансировать, а отдавать, как и совокупный корпоративный долг (сейчас — порядка $450 млрд), а пускать в действие фискальные механизмы стимулирования роста приведет к гиперинфляции.

Конечно, перераспределение ключевых позиций в государственных органах (иначе не победить коррупцию), объявление налоговых каникул и вложения в инфраструктуру (по примеру США в годы великой депрессии), а также развитие внутреннего рынка — это важно и нужно, вот только это нельзя делать резко, иначе сама же экономика не успеет подстроиться к получившемуся дисбалансу. К тому же на все нужны деньги, а внутренних ресурсов (в отличие от тех же США) у России к настоящему моменту фактически не осталось.

И все же шанс относительно безболезненно выйти из тупика у России есть, и весьма существенный. Шансов опуститься сильно ниже $50 за баррель у нефти фактически нет, так как это составит серьезные проблемы другим странам-экспортерам, уже привыкшим к определенному уровню нефтедоходов. Возобновление иностранных займов — это дело времени, на что косвенно указывают постоянные делегации топ-менеджмента крупнейших европейских банков в Россию, а также тот факт, что ни одна дочка крупных коммерческих европейских банков из России не ушла и больше, чем в среднем по рынку, свой бизнес не сократила. Процессы изыскания внутренних ресурсов, которые происходят все активнее и активнее, должны привести к какому-то результату: ключевая ставка точно будет постепенно снижаться, и ЦБ вновь начнет выдавать беззалоговые кредиты (в этот раз — целевые), российский долговой рынок оживет хотя бы за счет усовершенствования его регулирования, над которым активно работает Московская биржа, ежеквартально анонсируя новые инструменты, а гибкая налоговая политика обеспечит рост бизнесу. Дорога это правильная, только она занимает много времени.

В этих условиях дальнейших санкций, наверное, бояться не стоит — даже отключение SWIFT к катастрофе не приведет, многие банки уже подумывают вернуться к Telex. Остается уповать на то, что российские и западные финансовые структуры все же найдут способ присутствия западного капитала в России и оптимизации текущих схем торговли — ведь главным препятствием западным деньгам, товарам и технологиям является отнюдь не политика Кремля, а пресловутая «международная напряженность» имени международных финансовых корпораций родом из Вашингтона.

Владислав Ермаков, глава отдела межбанковских бизнес-отношений Dukascopy Bank.

Вклады под 14-35% годовых

Вам интересно доверительное управление финансами — тогда читайте здесь

 

Обращение директора компании «REAL LION»

Уважаемые клиенты, вы хотите вложить деньги под максимальный процент и, главное, не потерять их?

Заработайте с нами от 14% годовых и выше!

Банки и паевые инвестиционные фонды (пифы) в 2019 году предоставляют низкий, и не самый большой годовой процент по вкладам. Если вы вложите деньги в банк - это даже не покроет инфляцию! Наша компания предлагает открытие вклада и надежные условия по депозитам, которые позволяют не только сохранять вклады, но и выгодно приумножить их.

Посмотрите видео отзывы о нас - их немного, но они все оставлены реальными клиентами.

Наши вкладчики зарабатывают от 3000 до 100 000 рублей ежемесячно! И это не рекламный ход. Хотите заработать также? Приходите к нам!

С уважением, директор компании «REAL LION» Малов П.Ю.